Select your Top Menu from wp menus

История немусульманина: чего стоит уважение к Исламу

Carrig MacConsáidín

Крейг Консидайн (Carrig MacConsáidín) — уроженец штата Массачусетс (США), католик. Социолог-исследователь по вопросам мировых религий, ислама и христианства, межконфессиональной, расовой и этнической принадлежности и идентичности. Проводит сравнительные исследования и занимается этнографией.

Даже в кошмарах мне не снилось, что я буду заниматься исследованиями ислама и исламо-христианских отношений.

В детстве я мечтал играть в баскетбол и выступать за Бостон Сельтикс. Среди моих друзей никогда не было мусульман. На самом деле до поступления в колледж я даже не встретил ни одного мусульманина. Если бы меня спросили в 16 лет: «Кто такие мусульмане?», то я бы не смог ничего ответить.

Но все изменилось после 11 сентября 2001 года.

Мусульмане вдруг стали «экстремистами», а ислам — «силами зла», которые «любящие свободу люди» должны были сокрушить. Когда в колледже пришло время выбирать специализацию, я пошел на «Исламоведение», но не потому, что хотел больше узнать о великой религии и об одной из мировых цивилизаций, а чтобы потом работать агентом ЦРУ и ловить «плохих парней».

Один из первых курсов, на которые я записался в Американском университете, назывался «Мир ислама». Я полагал, что на нем лучше смогу понять, отчего происходят трагедии, подобные 11 сентября.

В первый же день на лекции я узнал об основных исламских нормах, о видах милостыни и о пятикратной молитве.

Нам рассказали хадис, то есть высказывание пророка Мухаммада ﷺ, что «чернила ученого более святы, чем кровь мученика».

Помню, кто-то из студентов-мусульман встал и процитировал Священный Коран: «Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества» (Св. Коран, 5:32).

Все, что я узнал в тот день, было совершенно не похожим на ежедневную пропаганду СМИ об исламе и мусульманах.

С 2004 года большую часть времени я посвящал изучению ислама, государственной политике в отношении исламского мира и возможных путей выстраивания мостов между христианами и мусульманами.

Моя увлеченность этими проблемами просто зашкаливала. Я приобрел близких друзей-мусульман, которых очень высоко ценю и уважаю. Затем я много путешествовал по миру и подолгу жил в различных мусульманских общинах.

Где бы я ни был, мусульмане открывали передо мной двери своих школ, домов и мечетей. Их гостеприимство, теплота и любовь, которые я наблюдал на протяжении многих лет, сделали меня почитателем пророка Мухаммада ﷺ и привили глубокое уважение к исламу. Несомненно, мне это пошло на пользу, а опыт и знания, накопленные в тот период жизни, положительно повлияли на мой нрав.

Мусульмане стали причиной моей близости к Богу. За это я им премного благодарен. Однако изучение ислама и дружеские отношения с мусульманами серьезно сказались на моей личной и общественной жизни.

Я потерял многих старых друзей и знакомых в попытках пролить им свет на подлинный Ислам и представить им настоящего пророка Мухаммада ﷺ. Студенческая братия не разделяла мои политические убеждения, и почти все сокурсники убрали меня из своих друзей в Фейсбуке. Некоторые даже предупредили меня, что из-за моих «радикальных» взглядов на улучшение отношений между мусульманами и немусульманами я попал под наблюдение ФБР.

Оставшиеся со мной не были так озабочены религией и политикой, но они совершенно не могли понять, чем же я вообще занимаюсь. Несколько лет назад один из таких друзей спросил меня: «А в чем разница между исламом и мусульманами?»

Большинство моих друзей не имеют ни малейшего представления ни о том, ни о другом. Поэтому у меня нет возможности разделить с ними радость новых познаний. Они искренне не понимают, зачем вообще немусульманину интересоваться исламом.

Некоторые мои родственники считают меня «странным», потому что я интересуюсь «чужой» религией. Для меня это уже проблема, ведь они члены моей семьи, и поэтому мне не все равно, что и как они думают обо мне. Одному из них СМИ так промыли мозги, что он как-то заявил мне:

«Мусульмане убивают нас, и это то, что они должны делать с христианами. Такое прописано у них в Коране».

А как-то на Рождество одна родственница захотела купить мне книгу, которая, по ее мнению, должна была меня заинтересовать. Оказалось, что это книга «Ислам для чайников» антимусульманского деятеля Роберта Спенсера.

Еще был случай, когда один из близких вошел в мою библиотеку и увидел книгу под названием «Исламский мистицизм». Он посмотрел на меня и сказал саркастически: «Напомни мне потом, надо бы почитать!»

Он сказал это таким снисходительным тоном, как будто более бесполезной книги быть не может.

Честно говоря, это сильно задевает, когда другие убеждены, что ты занимаешься фигней. Представьте себе, нет ничего приятного в том, чтобы ощущать себя абсолютно непонятым.

Немусульмане — не единственные люди, которые смотрят на меня сверху вниз из-за моего увлечения исламом. Я регулярно пишу в Твиттере о межконфессиональном диалоге и о необходимости улучшения христианско-мусульманских отношений. Когда мусульмане оставляют мне там благодарственные отзывы за большую проделанную работу, я отвечаю им «да пребудет с вами мир» и «аминь» — две типичные христианские фразы. Есть такие, которые из-за этого сразу начинают интересоваться моей религиозной принадлежностью:

— Ты мусульманин?
— Нет, я католик.

Спустя несколько секунд число моих подписчиков становится меньше. Люди перестают быть подписчиками только потому, что я не мусульманин.

Есть среди них и другие, которые стараются всеми силами обратить меня в ислам. Они убеждают, что невозможно понять религию, если сам ее не исповедуешь. Они торопят меня «вернуться в ислам», пока не стало слишком поздно, «пока не кончилось мое время» — ведь католик должен попасть в ад, ибо Богом не будет принята ни одна религия, кроме ислама.

Да, конечно, многие мусульмане искренне восхищаются моими усилиями по преодолению пропасти между мусульманами и немусульманами, но меня удручает, что немало и таких мусульман, которые не проявляют толерантности к моей работе.

Изучение ислама требует жертв.

Старые друзья считают меня предателем, родственники — «странным», а для мусульман я никогда не буду достаточно хорош. Такое положение дел заставляет глубоко задуматься о верности, любви и пользе знаний. К счастью, в мире есть мои единомышленники, они понимают и принимают мою миссию, ценят мужество, столь необходимое, когда ставишь на кон свои личные отношения в попытке приобрести новые знания и постичь тайны нашего мира.

Я, конечно, продолжу идти своим путем. Остановиться сейчас — это сдаться узколобости, фанатизму и религиозному превосходству. Зло не дремлет в нашем мире, но я не перестану бороться с ним, пока мои дни на этой планете не будут сочтены.

Если Вы обнаружили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите сочетание клавиш Shift + Enter, чтобы сообщить нам.

Если Вы обнаружили орфографическую ошибку, пожалуйста, выделите её и нажмите сочетание клавиш Shift + Enter, чтобы сообщить нам.

Об авторе статьи

Актуальная информация о текущих делах мусульман из разных стран и разных национальностей, об их созидательной жизни в обществе в стремлении к познанию и довольству Аллаха.

Читайте также: